Стенограмма выступления Алексея Каменева На форуме руководителей здравоохранения.

Запись стенограммы любезна предоставлена организатором форума руководителей здравоохранения компанией “Открытый диалог” http://www.forum-zdrav.ru 

Каменев А.В.: Добрый день! Я понимаю, что все устали. Все выступления носят легкий такой характер трагичности происходящего. Мое выступление не даст вам тоже большого оптимизма. Модернизация управления рынка медицинских услуг в России. Несколько абсурдное, я бы сказал, название доклада. Абсурдное здесь заключается не в сочетании управление, рынок, модернизация. Я бы хотел немного вам дать видение экспертное большой группы людей, занимающихся рынком медицинских услуг на протяжении 10 лет. Работа, которая недавно началась, сегодня мое первое легкое движение в этом направлении. Основной доклад будет представлен на Пироговском съезде через месяц. Наша страна переживает и пережила тяжелые времена, когда мы от социализма перешли, слово «капитализм» как-то не поднимается у меня даже ни рука, сказать, ни язык, но к демократическому обществу. Суть в том, что до начала 90-х годов слова «рынок медицинских услуг» у нас в принципе не существовало. В конце 80-х годов появились первые кооперативы медицинские. Они начали развиваться, не получили большого продолжения. Но в 1993 году, я так буду некоторые вещи читать, а некоторые вещи буду в свободной манере говорить, потому что общаться надо.

В 1993 году были приняты основы законодательства РФ об охране здоровья граждан. Акцентирую ваше внимание – основы законодательства, в котором здравоохранение разделялось на государственное, муниципальное и частное. Впервые в законодательном акте закреплялась возможность получение медицинской помощи за счет личных средств граждан. Частные системы здравоохранения и декларация государственной поддержки была отражена в Конституции от 12.12.1993 года. В этом же году поднимается Закон об обязательном медицинском страховании. Это был очень прогрессивный шаг со стороны нашего государства. Потому что страхование как таковое у нас отсутствовало. Именно с этого момента мы можем считать начало формирования рыночных отношений в здравоохранении России. Либерализация законодательства позволила развиваться и частным медицинским организациям, постепенно формировавшим конкурентную среду и рыночные стереотипы поведения граждан. Вы помните, как воспринимались первые частные клиники, кооперативы, что воры и т.д. Граждан, которым бесплатная социалистическая система давала лечиться, теперь грабят. И все это падало на первопроходцев, на частные организации. Это было очень жестко. 13 января 1996 года было принято Постановление правительства №27, регламентирующее оказание платных медицинских услуг государственными и муниципальными лечебно-профилактическими учреждениями. Это был прорыв, т.к. он шел в разрез с Конституцией. Но деваться было некуда, состояние в здравоохранении в России, вы помните в 90-х годах, оно просто было катастрофичным. Не говоря и о кадрах, которые готовились в мединститутах, уход сплошной врачей из здравоохранения и т.д.

Наличие законодательных дискриминационных положений в отношении частных медицинских организаций, демпинг цен со стороны государственных лечебных профилактических учреждений, торговля очередью, разное отношение к людям с разными доходами. У нас впервые появилась осетрина второй свежести – первой и второй. В этот период появляется первое движение ассоциативной внутри частной системы здравоохранения. И очень сильно заявляет о себе Российское медицинское общество и Российская медицинская Ассоциация. Что интересно? Интересно то, что начиная с 1992-3 годов до практически 2004 года, ничего не было сделано со стороны государства в области реформирования, реструктуризации, модернизации или, как угодно говорите, в здравоохранении. Кроме таких вбросов в виде социальной помощи, различных социальных манипуляций. Но реальных дел не происходило. Очень трудный был момент, мы все об этом с вами помним. В 2005 году появился впервые и начал реализовываться Национальный проект здоровья. Мы уже понимали, что затратная часть здравоохранения с ее неэффективностью настолько высока, что не вкладывается вчерашняя модель социалистической системы в реалии.

В принципе было принято правильное решение: насытить организации здравоохранения техникой, медикаментами, попытаться как-то всколыхнуть всю нашу систему, может быть, она заработает. Национальный проект как раз и имел целью насыщение отечественного здравоохранения материальными ресурсами и улучшением доступности качественной медицинской помощи. Но произошло то, что и должно было произойти. Объем платных услуг возрос, доступность бесплатной медицинской помощи ухудшилась. Качество ее, как вы знаете, оставалось прежним, и мы очень смело катились назад по всемирной статистической классификации в отношении качества наших услуг, в смертности, рождаемости и занимаем сейчас такое «почетное место», чуть ли не в последней десятке. Насыщение системы оборудованием привело к росту цен, как мы знаем, на медицинские услуги. Как в свое время говорили американские экономисты, эксперты в области здравоохранения, можно поставить компьютерный томограф на каждом углу. Мы улучшим диагностику, но доступность медицинской помощи будет падать, а эффективность затрат будет несоизмерима. С нами начало происходить то же самое. Противоречие между объемами финансирования и эффективностью проекта свидетельствовали о необходимости формирования целостной концепции развития здравоохранения.

В 2007 году впервые нам предлагается очень интересный документ – концепция развития здравоохранения до 2020 года. Практически все мы с вами участвуем в этой концепции, сотни, тысячи людей, специалистов, профессионалов начинают работать. В том числе, работают ассоциации. Наша ассоциация разработала концепцию развития рынка медицинских услуг и частной системы, она была принята, документ появился на сайте. Пробыв там несколько недель, месяца полтора, два, он исчезает. Исчезает совершенно и через некоторое время появляется такой же документ с другим наполнением, вызвавшим достаточно большую волну возмущений тех, кто участвовал. Но факт такой – все исчезает. Концепция 20.20 сошла на нет. Самое трагичное, а может быть, неприятное дело заключалось в том, что манипулировали нашим с вами сознанием, интеллектом. И как говорил доктор Рошаль, мы до сих пор не знаем, кто это сделал, никаких виновных людей нет, фамилий нет. Все происходит анонимно. Дальше процесс у нас продолжается. Два года тишина, но вы смотрите: напряжение нарастает. Не говоря о проблемах с финансированием, не говоря о проблемах, которые мы начали наблюдать в продаже высокотехнологичных установок, томографов и т.д. Причем анекдот заключался в том, что уже три года тому назад стоимость томографов, о которых сейчас говорят, нам с вами была прекрасно известна. Как коллеги, врачи, руководители мы смеялись, по какой цене идет закупка. Это что закупка определялась главврачами на местах или министрами региональных министерств. Определяется это только наверху. Правильно я говорю?

Я руководитель крупного медицинского частного центра, клиники. Если у меня идет определенная сумма стоимости, я на это не смотрю, пусть заведующий отделения, главный врач подписывают, заместитель по закупкам и т.д. Но как только к какой-то определенной границе подходит стоимость, и у вас тоже везде так, кто в государственной работает, муниципальной. Мы только с личной подписью ведем закупку. Если происходит 3 млрд. потеря, идет ответственный человек, который закупает на миллиардные платежи, вникните вообще. Мы как-то потеряли реальность денег что ли. Посмотрите на свою зарплату тогда, честная настоящая зарплата. Мы увидим удивительные вещи, 3 млрд. прокуратура занимается, 60 регионов или кто-то, все запутано, а ответственного человека нет.

Далее начиная с 2010 года, вдруг вспышка такой активности, которая потрясла всех. Выходит один Закон по страхованию ФМС – хороший? Да, хороший Закон, почему нет. Смотрите, доступность для всех, любая форма собственности, какое хочу, выбираю учреждение. Врача, какого хочу, не захотел, туда поехал. Мы понимаем, что как бы мы это ни говорили, ничего у нас не изменилось. Районные поликлиники, городские поликлиники, та же структура, те же врачи, те же возможности шаговой доступности для населения, шаговой, господа. Не будет коррупционных составляющих, потому что государство берет на контроль. Как у нас государство берет на контроль, так, конечно, у нас в стране ни коррупции, ничего нет. Очень хорошо, я вам говорю то, что есть. Дальше смотрите, второй Закон выходит «Об обращении лекарственных средств». Молчу, ничего говорить не буду. Дальше идет федеральный Закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты в связи с совершенствованием правого положения государственных муниципальных учреждений». Я полностью прочитал это, потому что здесь заложена бомба. Бомба под всех, под всю структуру здравоохранения и, в частности, под особенно касающееся, под управление здравоохранением государственного муниципального.
Почему следующий проект федерального Закона пошел об основах охраны здоровья граждан РФ? Понимаете, Закон об основах, я теперь говорю. До этого я подчеркнул, обратите внимание, что был основы законодательства. А Закон об основах – это совсем иной уровень, а этот уровень по замыслу разработчиков должен был заменить эти основы. Да, в чем же дело здесь? Так я вам точно объясню, я коротко сейчас скажу. Основы законодательства самый законодательный уровень регулирования жизненно важной отрасли здравоохранения понижается с уровня основ, регламентирующих собственно законодательный процесс, до уровня федерального закона, имеющий прямое действие. Как бы там ни было, в этом подобный шаг приводит к тому, что дальнейшее развитие законодательного поля в здравоохранении не будет определяться основополагающим документом, коллеги. И к тому же этот вопрос охватывает возможность управления со стороны Министерства. Это не все тоже понимают. Так вот, что такое рынок? Рынком можно управлять, можно регулировать. Адам Смит в свое время говорил, основоположник рынка, что мы сами рынок, он сам находит своего покупателя и продавца, коллеги. В данном случае мы говорим об управлении, где же эти управления находятся? В точке болезни, финансировании, централизация потока финансирования. Хорошо это? Нет. Почему нет? Потому что отдавать ФМС в территориальную ФМС федеральному ФФ, уполномочив их распределять средства, отодвинув страховые компании. Они не являются уже распределителями средств, тем самым мы накладываем крест на страховой медицине здравоохранения России, раз. Второе, управление, как я говорил, возможно, весьма неэффективно и возможно включение механизмов коррупции колоссально увеличивает. Далее следом идет, а следом идет то, что одноканальное финансирование, которое входит в новые формы управления медицинскими учреждениями, коллеги. Автономные учреждения, бюджетные вот эти учреждения и казенные – это, по сути, дача вам всем, управленцам, половину того. Вы вроде бы можете распоряжаться и не можете. А основные средства у государства, финансирование у государства. В свое время Пушкин сказал эпиграмму, за которую потом он ответил, кстати, очень тяжело. «Полуподлец, полуневежда, но есть надежда, что станет полным наконец!» Рынок половинчатых не любит решений. А это все, господа, рынок. Смотрите, государство управляет финансами, государство управляет рыночными уже, потому что это не государственные муниципальные учреждения, по сути. Ясно, да? И третье, пациенты. А пациенты тоже управляются. Чем пациенты управляются, коллеги? Пациенты управляются бесплатностью и декларированием, как хорошо все происходит.
Последнее, по насыщению техникой рынка. Уже все говорили, что система коррупционная и себя не оправдала, о чем и сказал и президент наш и вице-премьер недавно. И не знают, как выход найти.

И последнее. Единственным условием существования рыночных отношений – равенство всех участников. А мы в рынок вошли. Этот рынок надувается искусственно, потому что надо уметь управлять в новых условиях. Как при всем моем уважении, большом уважении, поверьте мне, я хорошо знаю управление государственными муниципальными учреждениями, частными. Не готовы управленцы к рыночным отношениям, когда ты за все отвечаешь. Это беда очень большая. И когда не будет финансирования, как предупреждали, что завтра нефть упадет, не 80 будет стоить, тем более не 100, а 45. И вот этот вот колосс, он рухнет, он не может выдержать отношения, которые могут возникнуть. Это надо предотвратить. Предотвращает только сообщество медицинское. Ничего больше нигде в мире не придумано, и я здесь с вами согласен, Леонид Михайлович, что демагогия, разглагольствование о том, кто больше всех сделал, кто больше создал – это все пустота. Необходимы конкретные, срочные меры. С абсолютной я со всей ответственностью, представляя мощную группу экспертов врачей-ученых, отвечаю, что непродуманность данной ситуации никогда так нас не подводила к опасной черте, за которой, я бы сказал, может случиться трагедия. Я не усиливаю опасность, я ее показываю. Рынок управляться не может, все направления управления, вплоть до общественности. Создание при министерстве здравоохранения, которое здесь отсутствует, общественных организаций управляемых – ловкий ход, дабы сказать: «Вот это мы провели с экспертизой общественного мнения». А мы прекрасно знаем, что все законы и подзаконные акты 10 года не экспертировались нами, общественными организациями. Это я точно знаю. Потому что, входя в управление национальной медицинской палаты, являясь президентом Общероссийской ассоциации врачей частной практики, являясь активным членом Российской медицинской ассоциации, я вхожу в управление и Российского медицинского общества, я имею возможность видеть мнения моих друзей и коллег, это мнение совпадает. Очень это все не хотелось бы вам говорить, вы, пожалуйста, не воспринимайте меня как какого-то такого агитатора. Я – врач, я очень люблю свою специальность и работаю, и буду работать, пока хватит сил моих. А остальное – это уже для того, чтобы нам стало лучше.

Эта запись была опубликована в рубрике Новости, Публикации. Добавить в закладки ссылку.

Комментирование закрыто.