Критические замечания к проекту Федерального Закона «ОБ ОСНОВАХ ОХРАНЫ ЗДОРОВЬЯ ГРАЖДАН В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

Критические замечания к проекту Федерального Закона «ОБ ОСНОВАХ ОХРАНЫ ЗДОРОВЬЯ ГРАЖДАН В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

Общие замечания.

 Проект Федерального Закона «ОБ ОСНОВАХ ОХРАНЫ ЗДОРОВЬЯ ГРАЖДАН В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» должен по замыслу разработчиков заменить Основы законодательства «Об охране здоровья граждан Российской Федерации». Тем самым, законодательный уровень регулирования жизненно важной отрасли здравоохранения понижается с уровня «Основ», регламентирующих собственно законодательный процесс, до уровня «Федерального закона», имеющего прямое действие. Подобный шаг приводит к тому, что дальнейшее развитие законодательного поля в здравоохранении не будет определяться основополагающим документом, а встанет на путь непредсказуемости. В 1993 году, разработчики Основ законодательства об охране здоровья граждан заложили базис широкого охвата полей регулирования в здравоохранении, основы законодательства изначально предполагали, что из каждой их статьи со временем должен сформироваться отдельный федеральный закон, которые рано или поздно привели бы к кодефикации (формированию Кодекса законов об охране здоровья граждан). Теперь этот путь развития законодательства закрывается навсегда. 

По уровню юридической проработки проект Федерального Закона «Об охране здоровья граждан» значительно уступает уровню действующих Основ Законодательства «Об охране здоровья граждан», в которых наиболее полно отражен спектр необходимого и достаточного законодательного регулирования.

Частные замечания. 

Статья 13 проекта, опубликованная на официальном сайте Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации содержит ошибочную нумерацию пунктов. 

Статья 13. Полномочия федеральных органов исполнительной власти в сфере охраны здоровья граждан

 14) общая координация деятельности медицинских организаций государственной и муниципальной систем здравоохранения;

15) утверждение порядка создания и деятельности врачебной комиссии;

16) разработка и утверждение номенклатуры медицинских организаций и номенклатуры должностей в медицинских организациях;

17) установление требований к структуре и штатам медицинских организаций;

32) определение номенклатуры специальностей специалистов со средним, высшим и послевузовским медицинским и фармацевтическим образованием, регулирование отношений в области подготовки специалистов с медицинским и фармацевтическим образованием;

33) утверждение порядка аттестации специалистов с высшим и средним медицинским и фармацевтическим образованием для присвоения им квалификационной категории;

35) установление порядка создания и деятельности комитетов (комиссий) по вопросам этики в сфере охраны здоровья граждан;

 Считаем недопустимым игнорирование участия профессиональных медицинских ассоциаций в функциях разработки и утверждения номенклатуры медицинских организаций и номенклатуры должностей в медицинских организациях. 

 Пункт о полномочиях федеральных органов исполнительной власти в  установлении требований к структуре и штатам медицинских организаций противоречит основным направлениям административной реформы, направленной на снижение роли государства в деятельности хозяйствующих субъектов. Кроме того, вмешательство государственной власти в структуру штатного расписания частных медицинских организаций является абсолютно недопустимым шагом с точки зрения рыночной экономики и антимонопольной политики.

 Пункт 35, регламентирующий полномочия федеральных органов исполнительной власти  по установлению порядка создания и деятельности комитетов (комиссий) по вопросам этики в сфере охраны здоровья граждан. Противоречит сложившейся мировой практике отнесения вопросов медицинской этики на компетенцию профессиональных медицинских организаций, о чем свидетельствует Мадридская Декларация и Женевский кодекс медицинской этики, принятые Всемирной медицинской ассоциацией. Решение этических вопросов не может быть отнесено на уровень государственной власти ни при каких условиях.

 Статья 18 проекта противоречит статье 41 Конституции Российской федерации.

 Статья 18. Право граждан на медицинскую помощь

 1. Граждане имеют право на бесплатную медицинскую помощь в соответствии с законодательством Российской Федерации.

2. Гарантированный объем бесплатной медицинской помощи предоставляется гражданам в соответствии с Программой государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи.

 В этой статье осуществляется увязка публичного права на получение бесплатной медицинской помощи с экономическими возможностями государства, тогда как Конституция декларирует это право вне всяких увязок и оговорок. Принятие статьи в данной редакции просто разрушит систему здравоохранения, которая складывалась десятилетиями и базировалась на принципе всеобщей доступности медицинской помощи.

 Статья 25 проекта напрямую противоречит статье 21 Конституции, предусматривающей недопустимость применения медицинских манипуляций помимо воли гражданина и Всеобщей декларации прав человека, декларирующей свободу воли как неотъемлемую часть его существования.

 Статья 25. Обязанности граждан в сфере охраны здоровья

 1. Граждане обязаны соблюдать законодательство об охране здоровья, бережно относиться к своему здоровью, здоровью детей и окружающих лиц.

2. Граждане должны заботиться о физическом, духовном и нравственном развитии своих детей, приучать их к здоровому образу жизни.

3. Граждане обязаны заботиться о своем здоровье и трудовом долголетии, проходить обязательные медицинские осмотры.

4. Граждане, страдающие заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, обязаны проходить обследование и лечение, а также заниматься профилактикой этих заболеваний.

5. Лица, находящиеся на лечении, обязаны соблюдать режим и выполнять назначения медицинских работников.

 В тексте статьи есть обязывающая прескрипция в отношении всех граждан, по выполнению ими обязательных действий медицинского характера. Что подрывает основы Российского Права как института государственной власти. Международные правовые акты в Российской Федерации имеют приоритет перед национальным законодательством, следовательно подобные формулировки обязывающих норм – недопустимы.

 Статья 71 проекта содержит заведомо дискриминирующие положения в отношении профессиональных медицинских ассоциаций.

 Статья 71. Профессиональные медицинские и фармацевтические общественные объединения

 1. Медицинские и фармацевтические работники имеют право на создание общественных объединений, формируемых на добровольной основе для защиты прав медицинских и фармацевтических работников, развития медицинской и фармацевтической практики, содействия научным исследованиям, решения иных вопросов, связанных с профессиональной деятельностью медицинских и фармацевтических работников.

2. Профессиональные медицинские и фармацевтические общественные объединения, аккредитованные уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, принимают участие в:

1) разработке норм этики в сфере охраны здоровья граждан и решении вопросов, связанных с нарушением этих норм;

2) разработке порядков оказания медицинской помощи и стандартов медицинской помощи, федеральных программ подготовки и повышения квалификации медицинских и фармацевтических работников, в аттестации медицинских и фармацевтических работников для получения ими квалификационных категорий;

3) соглашениях по тарифам на медицинские услуги в системе обязательного медицинского страхования и деятельности фондов обязательного медицинского страхования.

 Механизм государственной аккредитации профессиональных медицинских ассоциаций не имеет аналогов в мире. Деятельность общественных организаций регулируется Федеральным законом «Об общественных объединениях». Указанная статья напрямую противоречит этому закону в том, что общественные объединения являются самостоятельными инициативными объединениями граждан. Данная статья не что иное, как попытка поставить под тотальный контроль деятельность независимых профессиональных общественных объединений медицинских работников и полностью закрыть саму возможность становления в Российской Федерации профессиональной автономии врача и саморегулирования профессиональной и предпринимательской деятельности в здравоохранении.

 В увязке со статьей 71 следует рассмотреть и статью 26, в которой общественные объединения по защите прав пациентов не должны проходить процедуру государственной аккредитации, однако имеют гораздо больше функций.

 Статья 33 проекта де-юре игнорирует реальное существование в России частной Скорой Помощи.

 Статья 33. Скорая, в том числе скорая специализированная, медицинская помощь

 1. Скорая, в том числе скорая специализированная, медицинская помощь – медицинская помощь, оказываемая гражданам безотлагательно при заболеваниях, несчастных случаях, травмах, отравлениях и других состояниях, требующих срочного медицинского вмешательства.

2. Скорая, в том числе скорая специализированная, медицинская помощь может оказываться в экстренной и неотложной форме, в амбулаторных и стационарных условиях, а также вне медицинской организации. 

3. Скорая медицинская помощь на территории Российской Федерации оказывается бесплатно.

 Из текста статьи совершенно непонятно, за чей счет должна финансироваться Скорая Медицинская Помощь.

 Статьи 38, регламентирующая порядок утверждения Стандартов медицинской помощи совершенно игнорирует медицинское сообщество и роль профессиональных медицинских ассоциаций в создании стандартов. Это напрямую противоречит Мадридской декларации Всемирной медицинской ассоциации.

 Статья 60 фактически разрушает сложившийся рынок медицинских осмотров.

 Статья 60. Медицинское освидетельствование

 1. Медицинское освидетельствование лица – совокупность методов медицинского осмотра, направленных на подтверждение такого состояния здоровья человека, наличие которого влечет за собой наступление юридически значимых последствий.

2. Виды медицинских освидетельствований:

1) освидетельствование на состояние алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения;

2) психиатрическое освидетельствование;

3) освидетельствование на наличие медицинских противопоказаний к управлению транспортным средством;

4) освидетельствование на наличие медицинских противопоказаний к владению оружием.

3. Медицинское освидетельствование проводится в медицинских организациях государственной и муниципальной систем здравоохранения.  Медицинское освидетельствование, указанное в пунктах 1 и 2 части 2 настоящей статьи, производится за счет средств соответствующих бюджетов. Медицинское освидетельствование, указанное в пунктах 3 и 4 части 2 настоящей статьи осуществляется за счет иных источников в соответствии с настоящим Федеральным законом.

4. Лицо, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что оно находится в состоянии опьянения либо потребило наркотическое средство или психотропное вещество, должно быть направлено  на медицинское освидетельствование на состояние алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения.

Порядок направления на медицинское освидетельствование в соответствии с настоящей частью определяется Правительством Российской Федерации. Порядок проведения медицинского освидетельствования на состояние алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, устанавливается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

5. Психиатрическое освидетельствование лица проводится в соответствии с Законом Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании».

6. Порядок проведения медицинских освидетельствований, предусмотренных пунктами 3 и 4 части 2 настоящей статьи, устанавливается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

 На сегодняшний день, по нашим данным, до 60 % освидетельствований на наличие медицинских противопоказаний к управлению транспортным средством осуществляется в частных медицинских организациях. Указанная статья вводит прямой запрет на осуществление этого вида деятельности для частников. Это недопустимая норма как с точки зрения антимонопольного законодательства, так и с точки зрения здравого смысла, ведь государственные и муниципальные ЛПУ на сегодняшний день не готовы освоить весь объем осмотров.

 Статьи 64, регламентирующая Право граждан на занятие медицинской и фармацевтической деятельностью совершенно игнорирует медицинское сообщество и роль профессиональных медицинских ассоциаций в допуске граждан к медицинской практике. Это напрямую противоречит Мадридской декларации Всемирной медицинской ассоциации. Во всем мире допуск увязан либо со сдачей испытательных экзаменов независимым комиссиям, создаваемым профессиональными медицинскими ассоциациями, либо с членством в саморегулируемых организациях.

 Статья 70, содержащая ограничения, налагаемые на медицинских и фармацевтических работников при осуществлении ими профессиональной деятельности, является нарушением элементарных гражданских прав врача как гражданина Российской Федерации.

 Статья 70. Ограничения, налагаемые на медицинских и фармацевтических работников при осуществлении ими профессиональной деятельности

 1. Медицинские работники и руководители медицинских организаций, не вправе:

1) принимать подарки, денежные средства (за исключением вознаграждений по договорам при проведении клинических исследований лекарственных препаратов, медицинских изделий, пострегистрационных клинических исследований лекарственного препарата, договорам о педагогической и (или) научной деятельности медицинского работника), оплату развлечений, отдыха, проезда к месту отдыха, а также принимать участие в развлекательных, торжественных, праздничных мероприятиях, проводимых за счет средств организаций, занимающихся разработкой, производством и/или реализацией лекарственных препаратов, медицинских изделий, и организаций, обладающих правами на использование торгового наименования лекарственного препарата, организаций оптовой торговли лекарственными средствами, аптечных организаций (их законных представителей, иных физических и юридических лиц, осуществляющих свою деятельность от имени данных организаций) (далее соответственно – компания, представитель компании);

2) заключать соглашения с компанией (представителем компании) о назначении или рекомендации пациентам лекарственных препаратов, медицинских изделий (за исключением соглашений о проведении клинических исследований лекарственных препаратов, пострегистрационных интервенционных и пострегистрационных наблюдательных (неинтервенционных) клинических исследований лекарственных препаратов);

3) получать от компании (представителя компании) образцы лекарственных препаратов, медицинских изделий для вручения пациентам;

4) предоставлять при назначении курса лечения пациенту недостоверную, неполную или искаженную информацию об используемых лекарственных препаратах, медицинских изделиях, в том числе скрывать от пациента информацию о наличии лекарственных препаратов, медицинских изделий, имеющих более низкую цену;

5) осуществлять прием представителей компаний, а также иных лиц по вопросам обращения лекарственных средств, медицинских изделий в рабочее время (за исключением приема работников компаний лицами из административного персонала, уполномоченными для этого руководителем медицинской организации);

6) осуществлять выписку лекарственных препаратов, медицинских изделий на бланках, снабженных информацией рекламного характера, а также на бланках с заранее впечатанным наименованием лекарственного препарата, медицинских изделий;

7) использовать на территории медицинской организации предметы, имеющие логотип компании или торговое наименование лекарственного препарата, медицинского изделия;

8) принимать участие в любых мероприятиях, финансирование которых осуществляется одной компанией (за исключением мероприятий, проводимых в рамках клинического испытания лекарственного препарата, медицинского изделия).

2. Фармацевтические работники и руководители аптечных организаций не вправе:

1) принимать подарки, денежные средства, оплату развлечений, отдыха, проезда к месту отдыха, а также принимать участие в развлекательных мероприятиях, проводимых за счет средств компании (представителя компании);

2) получать от компаний (представителей компаний) образцы лекарственных средств, медицинских изделий для вручения населению;

3) заключать соглашения в письменной или устной форме с компанией (представителем компании) о предложении населению определенных лекарственных препаратов, медицинских изделий;

4) предоставлять населению недостоверную, неполную или искаженную информацию об имеющихся в наличии лекарственных препаратах, имеющих одинаковое международное непатентованное наименование, медицинских изделиях, в том числе скрывать информацию о наличии лекарственных препаратов и медицинских изделий, имеющих более низкую цену.

3. В случае если медицинскому или фармацевтическому работнику поступает предложение от представителя компании о совершении действий, перечисленных в частях 1 и 2 настоящей статьи, указанный работник информирует о данном факте руководителя организации, который в срок, не превышающий одного дня, письменно уведомляет уполномоченный федеральный орган исполнительной власти.

4. Лица, которым стало известно о несоблюдении медицинским или фармацевтическим работником, руководителем организации, оказывающей медицинскую помощь, или аптечной организации ограничений, установленных частью 1 настоящей статьи, обязаны обратиться с соответствующим заявлением в уполномоченный федеральный орган исполнительной власти.

5. За нарушения требований настоящей статьи медицинские и фармацевтические работники, руководители медицинских организаций и аптечных организаций, а также компании (представители компаний) несут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации.

6. Компаниям (представителям компаний) запрещается предлагать медицинским и фармацевтическим работникам, руководителям медицинских организаций и аптечных организаций совершить действия, в отношении которых частями 1 и 2 настоящей статьи установлены ограничения.

Фактически данная статья устанавливает репрессивный полицейский режим в отношении целой социальной группы, поощряет доносительство в профессиональной среде. Все нормы данной статьи, содержащие ограничения гражданских прав противоречат Всеобщей декларации прав человека.

Статья 80 проекта содержит крайне примитивную и упрощенную трактовку саморегулирования профессиональной и предпринимательской деятельности в здравоохранении.

Статья 80. Управление деятельностью в сфере охраны здоровья граждан 

 

1. Управление деятельностью в сфере охраны здоровья граждан  осуществляется на основе сочетания государственного регулирования и самоуправления.

2. Государственное регулирование осуществляется органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации и включает издание нормативных правовых актов, в том числе устанавливающих обязательные требования к деятельности в сфере охраны здоровья граждан, а также осуществление мониторинга безопасности и контроля за обеспечением выполнения нормативных правовых актов в сфере охраны здоровья граждан.

3. Самоуправление осуществляется посредством самостоятельного выбора органами и организациями государственной, муниципальной и частной системы здравоохранения способа обеспечения обязательных требований к медицинской деятельности, а также организации применения нормативных правовых актов в сфере охраны здоровья граждан.

Текст данной статьи не приведен в соответствие с Федеральным законом 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях»

Статьи 83 и 85 проекта умножают никому не нужные функции бюрократического аппарата.

Статья 83. Персонифицированный (индивидуальный) учет в медицинской деятельности

 

1. Персонифицированный (индивидуальный) учет в медицинской деятельности (далее – персонифицированный учет) – организация и ведение сбора, хранения, обработки и предоставления сведений о каждом лице, участвующем в оказании медицинских услуг, а также сведений о лицах, получающих медицинские услуги.

 

Статья 85. Сведения о лице, получающем медицинские услуги, содержащиеся в системе персонифицированного учета

 

1. В системе персонифицированного учета, осуществляется сбор, обработка, передача и хранение следующих сведений о лице, получающем медицинские услуги:

1) фамилия, имя, отчество;

2) пол;

3) дата рождения;

4) место рождения;

5) гражданство;

6) данные о документе, удостоверяющем личность;

7) место жительства;

8) место регистрации;

9) дата регистрации;

10) страховой номер индивидуального лицевого счета (СНИЛС), принятый в соответствии с законодательством Российской Федерации об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования;

11) номер полиса обязательного медицинского страхования застрахованного лица (при наличии);

12) анамнез;

13) диагноз;

14) наименование организации, оказавшей медицинские услуги;

15) виды оказанных медицинских услуг;

16) условия оказания медицинских услуг;

17) сроки оказания медицинских услуг;

18) объемы оказанных медицинских услуг;

19) результат обращения за медицинской помощью.

Статьи содержат большое количество избыточной информации, которую будут запрашивать органы государственной власти у хозяйствующих субъектов. Мы сомневаемся в готовности государственного аппарата перерабатывать столь большие объемы информации. Кроме того, избыточные функции органов государственной власти должны подвергаться сокращению в соответствие с Концепцией Административной реформы.

Статья 93

Статья 93. Профессиональная ошибка при оказании медицинской помощи

 

1. Профессиональной ошибкой при оказании медицинской помощи признается допущенное нарушение качества или безопасности оказываемой медицинской услуги, а равно иной ее недостаток, независимо от вины медицинской организации и ее работников.

2. Решение о признании профессиональной ошибки принимается коллегиально комиссией по расследованию случаев причинения вреда жизни и здоровья пациентов.  В состав комиссии входят на общественных началах законные представители пациента, медицинской организации, страховых компаний, а также представители органов исполнительной власти, профессиональных общественных объединений медицинских работников, общественных объединений по защите прав граждан в сфере охраны здоровья граждан.

3. Ущерб, причиненный жизни и здоровью граждан в результате профессиональной ошибки при оказании медицинской помощи, подлежит возмещению за счет средств страхования, осуществляемого на основании отдельного федерального закона

Статья полностью игнорирует профессиональные медицинские ассоциации в рассмотрении профессиональных ошибок. Это недопустимо как с точки зрения международного права (Декларация ЮНЕСКО о правах пациента), так и с точки зрения профессиональной этики (Лиссабонская декларация ВМА о правах пациентов).

Таким образом, проект Федерального закона «Об охране здоровья граждан Российской Федерации» не соответствует гуманистическим идеалам медицины, содержит грубейшие противоречия Международным правовым актам и Российскому законодательству.

Эта запись была опубликована в рубрике Новости, Публикации и отмечена метками , , , , , . Добавить в закладки ссылку.

Комментирование закрыто.